Саентология - культ бессмыслицы

Джеральд Армстронг (Ванкувер, Канада)
Доклад сделан на Нижегородской международной, научно - практической конференции. 2001 год.


Ваше Высокопреподобие, уважаемые дамы и господа!

Я приветствую всех пасхальным приветствием - Христос Воскресе! Я хотел бы заранее предупредить вас о том, что в Соединенных Штатах действительно выписан ордер на мой арест. Саентология повсюду распространяет письмо (в частности, она прислала его сюда), что я уголовный преступник. Меня присудили к штрафу почти в 400 тысяч долларов и есть ордер на мое тюремное заключение за то, что в какой-то момент я просто упомянул слово "Саентология". За то, что я рассказывал, что со мной происходило, когда я был членом этой секты. За то, что я обсуждал деятельность саентологической организации.

Поскольку Саентология считается религией в Соединенных Штатах, можно провести такую параллель: представим себе, что Русская Православная Церковь требует тюремного заключения для человека, который упоминает имя Иисуса Христа, или просто говорит: "Православная Церковь". Но Саентология - не религия, это просто криминальная организация, и тогда мы можем предложить такой эквивалент: представим себе, что кого-то посадят в тюрьму за то, что он упоминает мафию

Так что теперь вы все предупреждены, что имеете дело с "опасным преступником". На самом деле я хотел бы сказать, прежде чем скажу что-либо другое, что я очень благодарен за то, что меня пригласили на эту конференцию в Нижний Новгород и в Россию, спасибо за то, что вы меня так тепло тут приветствовали.

Я был в секте Саентологии с 1969 по 1981 год. Я расскажу о тех приманках, которые меня привели в Саентологию, и которые удерживали меня там 12,5 лет. Саентология обещает, что у всех ее членов резко повысятся умственные способности, они говорят, что их процесс псевдопсихотерапии, который называется одитинг, будет повышать их уровень IQ (показатель умственных способностей) на один пункт в час, т. е. будет возрастать не по дням, а по часам. Я прошел более 1000 часов одитинга в Саентологии, и мой уровень сейчас намного выше, чем 1100 пунктов. Конечно, я шучу. На самом деле я настолько же глуп, как тогда, когда я попал в Саентологию. Саентология обещает, что она даст гораздо больше способностей, повысит ваш уровень общения, и, более того, она предлагает и обещает, что вы получите сверхчеловеческие возможности. При том, что Саентология утверждает, что она религия, она торгует своими обещаниями, ссылаясь на науку. Все это основано на трудах Л. Рона Хаббарда, который утверждал, что он ядерный физик, несравненный герой Второй мировой войны, исследователь, мыслитель, путешественник и самый человечный человек.

Я в 1969 году попал в Саентологию в Ванкувере (канадская провинция Британской Колумбии). В Саентологии я исполнял сначала обычные поручения: я проводил низовые занятия и торговал книгами. В начале 1971 года я перелетел в Лос-Анджелес и вступил в элитный саентологический орден, который называется "Морская организация" (Sea Organisation). Вся саентологическая империя, в том числе и ее подразделения в России, управляется "Морской организацией", или как мы ее сокращенно называли "СиОрг " (Sea Org).

Из Лос-Анджелеса меня вначале отправили работать в Мадрид, затем в Танжер, в Марокко, где я погрузился на борт корабля "Аполлон", - так тогда назывался главный саентологический корабль. И вся международная саентологическая организация управлялась с борта этого судна. Хаббард и его семья постоянно жили на борту. Я вначале исполнял самые обычные задания на корабле: уборка, окраска и прочее. Потом я сделался водителем фургончика, который был на борту лайнера. Потом я сделался "юридическим офицером", что означало крутой рост в саентологической карьере.

Когда мы прибывали в разные порты, мне приходилось иметь дело с иммиграцией, полицией, таможней и прочими службами. Потом я сделался начальником отдела по общественным связям на борту корабля. И в конце концов я был назначен начальником разведывательной службы. Когда я говорю "разведывательной", я имею в виду шпионаж.

Осенью 1975 года я сошел на берег вместе с командой, потому что штаб-квартира была теперь переведена на сушу, в город Клируотер во Флориде. Я жил с Хаббардом во Флориде, и я был его заместителем по связям, так что я занимался письменными приказами Хаббарда и теми, которые посылались по телексу, ежедневно с ним встречался и отчитывался. Потом меня послали в Лос-Анджелес, чтобы я основал там тайную базу секты. Там я позволил себе возразить секретарше Мери Сью Хаббард - третьей жены Хаббарда. Хаббард приказал запереть меня на замок. Я был под стражей и под неустанным наблюдением в разведывательном центре в Лос-Анджелесе, а потом меня вернули во Флориду и заперли в "отряде реабилитационных проектов" (ОРП) - это внутренняя саентологическая тюремная система для наказаний. Мы называли это саентологическим ГУЛАГОМ. В ОРП Вы не имеете права ни с кем говорить, только со своими коллегами заключенными, а все остальным можно только отвечать на вопрос: сами заговаривать вы не имеете права. Любое поручение вы должны исполнять бегом и никогда не ходить простым шагом. Вы едите после всех объедки, которые остаются на столах. Нужно ходить в специальном черном комбинезоне. Все контакты с внешним миром полностью пресекаются. Нельзя читать газет, слушать радио, смотреть телевизор. Ваш приговор в "отряде реабилитационных проектов" совершенно не определен по времени. В течение дня вы должны исполнять самую черную работу. После нее не менее пяти часов в день нужно проходить специальные "проверки на безопасность" - этот саентологический термин означает допросы с использованием саентологического Е-метра, или электропсихометра, или попросту детектора лжи. Так я провел долгих 17 месяцев.

После того, как я вышел из "отряда реабилитационных проектов" меня перебросили в один из городов в калифорнийской пустыне. Это была тайная база, и на ней Хаббард снимал свои собственные фильмы, потому что он в конце жизни возомнил себя режиссером.

Следующие 8 месяцев я вместе с Хаббардом снимал фильмы, после чего меня вновь приговорили к "отряду реабилитационных проектов", потому что Хаббард решил, что я пошутил. Я пробыл в "отряде реабилитационных проектов" на этот раз "всего" 8 месяцев. Потом я опять вышел оттуда и был приписан к отряду, который занимался помощью Хаббарду на дому. То есть это надо заботиться о его машине, о его еде, стирке и прочее. В начале 80-го года существовала реальная опасность того, что правоохранительные органы США проведут у нас обыск. И всем было приказано уничтожить все свои записи, все свои архивы, в которых хоть где-нибудь намекалось, что Хаббард контролировал Саентологию, и что он хотел жить в городе Гилвуд-хот-спринг на базе, где он жил. И вот когда мы лихорадочно уничтожали все свидетельства, я обнаружил большое количество записей и документов из прошлого Хаббарда и попросил его разобраться с этими документами, чтобы написать новую версию его биографии. Хаббард мне дал это разрешение, и следующие 2 года я по всему миру собирал его личный архив. Я встречался с людьми, которые знали Хаббарда давным-давно, с членами его семьи, сослуживцами и знакомыми. Самому Хаббарду тогда было не до меня - он прятался от правосудия и совершенно забыл, что дал мне такое поручение. А напомнить ему о том, чем я занимаюсь, было некому - он так глубоко "лежал на дне", что почти никто в организации не знал о его реальном месте укрытия. И вот когда я изучал личные документы Хаббарда и свидетельства знавших его людей, мне стало очевидно, что он лгал буквально в каждом аспекте своей жизни: он лгал о своем образовании, которое получил, о своей семье, относительно своих заслуг, относительно своего военного геройства, об излечении себя при помощи изобретенной им технологии "душевного здоровья". И для меня стало очевидно, что Саентология - это фальшивка, что у меня украли 12,5 лет моей жизни. Благодаря удивительному стечению обстоятельств - для меня очевидно, что это была помощь свыше, - мне удалось бежать. Если бы я не бежал, меня бы опять заперли. И заставили бы подписать признание во всех возможных преступлениях. Эта практика - вынуждать человека сознаваться в вымышленных преступлениях - в Саентологии продолжается и по сей день.

Сразу же после того, как я сбежал, Саентология опубликовала заявление, в котором я объявлялся "подавляющей личностью". И я сделался жертвой того, что саентологи называют "честной игрой". "Честная игра" - это основная философия, политика и практика Саентологии. Саентологи утверждают, что "честной игры" уже больше не существует. Но "честная игра" - это именно то, что делает Саентологию Саентологией. "Честная игра" - это то, что я называю "философией оппортунистической ненависти". Вот как Хаббард определяет "честную игру": любого человека, которого объявляют врагом, можно обманывать, можно вводить в заблуждение, лгать ему, у него можно красть, похищать его собственность. На него можно подавать в суд и его можно уничтожить физически. То, что "честная игра" является распространенной практикой Саентологии, было признано судами Соединенных Штатов: через короткое время я прочитаю выдержку из судебного решения относительно меня. "Честная игра", если она практикуется личностью, характерна для социопатов или психопатов. Когда двое или больше людей собираются, чтобы практиковать "честную игру", - это уголовное сообщество. Итак, мы вновь пришли к тому, что такое Саентология, - это уголовное сообщество. Когда меня объявили в "честной игре", то на меня были произведены нападения, меня сбивали машиной, на автостраде мою машину пытались вытеснить в кювет, меня терроризировали. Более 12 раз Саентология пыталась поместить меня в тюрьму по поддельным уголовным делам. Пять раз на меня подавали в суд. Саентология опубликовала просто горы того, что эта организация называет "черной пропагандой" или "черным пиаром". "Черный PR" - это разработанная техника Саентологии по уничтожению репутации и доброго имени своих критиков. В Саентологии есть также практика, что когда люди проходят свои одитинги (псевдопсихотерапия), - все это записывается. Затем эти записи используются для доминирования над другими людьми и для шантажа. Я думаю, что это одно из наиболее отвратительных занятий, которым Саентология занимается постоянно. И поскольку в Соединенных Штатах теперь Саентология считается религией, это было бы эквивалентом тому, как если бы католические священники рассказывали содержание исповеди своих прихожан офицерам разведки или передавали бы полиции. Саентология сделала это со всеми записями, которые они произвели во время моих одитингов, и всю эту информацию, абсолютно частную, она распространяла повсюду открыто. Во время процесса одитинга из человека вытаскивают самые его сокровенные мысли, те вещи, которые произошли с ним в жизни и которых он стыдится. Всю историю его сексуальных отношений. И также все, что с ним случалось в жизни, любой случай, за который его можно было бы привлечь к ответственности, и которым его можно было бы шантажировать. Агенты Саентологии преследовали и запугивали меня, мою семью, моих друзей. Они заплатили офицеру полиции в Лос-Анджелесе 10 тысяч долларов, и он дал им незаконное разрешение подключить подслушивающие устройства к моему дому и к дому моего адвоката. Адвоката, который меня защищал, организация также объявила в "честной игре" и в течение долгих лет преследовала его по правилам "честной игры". Против него было 15 судебных исков. Была подана гора различных лже-жалоб по поводу якобы нарушения им адвокатской практики. Они угрожали его семье и его коллегам по адвокатскому бюро. Они лживо обвиняли его в том, что он подделал чек на 2 млн. долларов. И он считал, что они пытались его убить, потому что залезли в его частный самолет и пытались повредить двигатель.

Когда Саентология в первый раз подала на меня в суд, дело было рассмотрено в 1984 году. И я сейчас прочитаю небольшую секцию из определения этого суда: "Помимо нарушения гражданских прав собственных членов и надругательств на ними саентологическая организация, придерживающаяся доктрины "честной игры", преследовала и посторонних людей, которых считала своими врагами, издевалась над ними и запугивала их. Совершенно ясно, что организация является шизофренической и параноидальной, и это диковинное сочетание, похоже, является отражением ее основателя Л. Рона Хаббарда. Все свидетельства открывают нам человека, являющегося просто патологическим лжецом по отношению к своей биографии, происхождению, достижениям. Кроме того, письменные свидетельства и документы отражают его необузданный эгоизм, жадность, алчность, жажду достижения власти любой ценой, мстительность и агрессивность по отношению к людям, которые, по его мнению, или недостаточно к нему лояльны, или враждебны" . И также судья Брекенридж отметил, что Саентология использовала ту информацию, которая была получена в ходе одитингов. Секта вскрывает конфиденциальные файлы и документы, для получения информации, которая затем используется для запугивания людей, для шантажа. Это отвратительно и недопустимо, - отметил судья Брекенридж. Я выиграл этот судебный иск против Саентологии, и в 1991 году это решение было поддержано в кассационном суде.

И во многом из-за этого решения, в котором и Хаббард, и Саентология резко осуждаются, теперь уже Саентология до конца моей жизни не оставит меня в покое. Они считают, что должны уничтожить меня лично и должны уничтожить мое доброе имя.

В 1986 году мой адвокат не выдержал преследований и договорился с Саентологией о подписании договора о взаимном ненападении. Договор касался нас с ним и еще 20 человек: они не будут нападать на нас, а мы не будем трогать их. Но Саентология никогда не хотела мира, и они после подписания договора также продолжили нападать на меня и преследовать меня. Они использовали этот договор о ненападении между нами для того, чтобы меня довести до банкротства и заставить меня замолчать. Оказалось, он был составлен так хитро, что оставлял за ними некоторые возможности. В начале 1997 года я впервые подключился к Интернету и я обнаружил, что в отчете, который Саентология направила в налоговую службу Соединенных Штатов, четыре страницы черного пиара относительно меня. В результате этого моего открытия я должен был убежать из Соединенных Штатов, переселиться в Канаду, где для меня было более безопасно свободно говорить и противостоять Саентологии.

В Канаде Саентология известна как криминальная организация. После того, как я покинул Соединенные Штаты, Саентология по-прежнему продолжила подавать на меня судебные иски и смогла в мое отсутствие добиться подписания ордера на мой арест и громадного штрафа. Первый ордер на мой арест за то, что я послал декларацию федеральному судье Соединенных Штатов, в которой я описал угрозу, которая поступила мне от одного из саентологических адвокатов. Т.е. я в такой ситуации, что я в Соединенных Штатах даже не могу доложить о преступлении, которое я вижу. В Канаде я продолжаю быть активным критиком Саентологии. Если же я вернусь в Соединенные Штаты, меня могут посадить в тюрьму на весь остаток моей жизни.

Хотя меня завлекли в Саентологию обещанием большого знания и большего разума, по мере того, как я продвигался по организации, я понял то, что в секте нельзя было найти разума. Не только его нельзя было найти, но проявления разума наказывались в этой организации. Быть разумным, рациональным - по саентологическим меркам это преступление. И не быть рациональным - это как раз требование, которое предъявляется сектой своим членам. Разум, размышление и концентрация - это все в Саентологии считается иными практиками, внешними практиками, они запрещены. Молитва запрещена и наказуема. Смысл, если можно так это назвать, рационал, который скрывается за иррациональностью Саентологии, - в том, что организация находится в состоянии войны. Тот факт, что она находится в состоянии войны, как раз оправдывает постоянную ложь организации и ее активное неприятие любой, даже самой малейшей критики.

Все саентологи в тот или иной момент своей жизни вступают в эту войну и принимают участие во лжи и нападениях. Война оправдывает тяжелые наказания и она отменяет любые жалобы. Саентолога делает саентологом полное и абсолютное повиновение. Приказ гораздо важнее любых норм, даже саентологических. Когда солдаты на войне, от них требуется не думать, а бездумно подчиняться.

Саентология утверждает, что она якобы защищает права человека, свободу слова, свободу собрания, свободу верования, свободу совести. Но все это чистое лицемерие. Лицемерие Саентологии гораздо важнее их собственных норм. И нравственные нормы Саентологии на самом деле выставляют на первый план лицемерие. Когда в Саентологии говорят о нравственной норме, о том, что нужно подчиняться законам страны, в которых ты живешь, когда они говорят, что в это действительно верят и это практикуют, - они лгут. Два других уважаемых участника этой конференции цитировали Достоевского. И так случилось, что когда меня пригласили участвовать в конференции, я как раз читал "Преступление и наказание", и я нашел удивительную параллель между Раскольниковым и странным лидером секты Л. Роном Хаббардом. Оба были преступниками, но Раскольников раскаялся. Хаббард, похоже, не раскается никогда. Достоевский написал через одного из своих героев, когда он говорил о Раскольникове, у него была некая теория, разделяющая людей на "тварь дрожащую" и высших личностей. Высшие личности - это те люди, к которым закон не применим, постольку, поскольку они высшие, они творят законы для всего остального человечества. То есть это основа его мышления и его поступков. И, как Раскольников, Хаббард, похоже, тоже считал, что он - великий гений. Хаббард разделил весь мир на "тварь дрожащую", которых он назвал "вогами" (W.O.G.) - это ругательное слово, которым в Англии называют цветных уроженцев окраин Империи (что-то вроде "чурки" по-русски). Итак, есть "воги" и есть "высшие" - саентологи. Приманка Саентологии в том, что вас обещают сделать высшими существами, выше закона и выше уголовного кодекса. Раскольников практиковал "честную игру". Но лично он был социопатом. Саентология организационно практикует "честную игру" - следовательно, это уголовное сообщество. И вообще-то это большая приманка - организационная ложь. Ложь, сама по себе производит из себя иллюзию важности этого сообщества. Уголовное сообщество зиждется на лояльности и на истине, которые определяются внутри него самого. Но если истина определяется внутри самого сообщества, но в отношении внешнего мира требуется нечестность, а для внешних людей нечестность и нелояльность. Я мог бы еще продолжать.

Я очень счастлив, что у меня была возможность с вами поговорить.


Источник: www.bigpi.biysk.ru