Демоны свободы

Кен Роуз

Комментарий Денниса Эрлиха:

Всякий раз, когда саентологи начинают меня о чем-то расспрашивать, не обходится без вопроса: «А где же сейчас Кен Роуз?» Он написал курс «Ключ к жизни».

Что ж, вот он…

На днях я разговаривал с юношей, который незадолго до этого вступил в Церковь Саентологии. Брата этого парня очень обеспокоило его решение оставить работу и отправиться в городок Клируотер штата Флорида, чтобы полностью посвятить себя учебе в «Технической Мекке». Нас попросили помочь этому юноше и его родственникам принять правильное решение об использовании значительных средств семьи на его обучение Саентологии.

Мы провели пару часов, рассказывая обоим братьям о том, что произошло с нами за те многие годы, которые мы посвятили Саентологии, и лишь тогда юный саентолог понемногу начал задавать вопросы. Одним из них он фактически поставил нас в тупик: неужели в этой уникальной организации не было ничего, что могло бы оправдать все выпавшие на нашу долю лишения и страдания? Неужели мы так и не пришли к обещанной свободе? Неужели правда то, что сила и величие царства ОТ, царства Полной Свободы не могли оправдать той цены, которую приходилось платить за достижение желаемого, какой бы высокой она ни была?

Сначала мы решили, что ответ на этот вопрос очень прост – нет, одним словом. В реальности Саентология не предлагает никакой свободы. Но, посмотрев этому юноше в глаза, мы поняли – такого ответа не достаточно. И действительно, человек мечтает о свободе и искренне считает, что каждый новый шаг по «Мосту» во врата ОТ открывает новую силу и величие.

Мы сказали этому парню, что сейчас он стоит на перепутье своей жизни. Мы попытались объяснить, что Саентология – это либо всё, либо ничего, поэтому, выбрав дорогу Саентологии, он или пойдет по ней прямо, никуда не сворачивая, или не пойдет вовсе. Мы попытались объяснить, что нельзя разложить учение Хаббарда на отдельные составляющие и взять для себя лишь те из них, которые придутся по вкусу, словно блюда для насыщения духовных потребностей. Этому юноше предстояло принять очень важное решение. [Скажем прямо сейчас, что он сделал правильный выбор и больше не состоит в Церкви Саентологии. Итак, продолжим.]

Как же мы обращаемся со свободой? Если Вы сами или кто-то, кого Вы знаете и кто Вам небезразличен, однажды встанете перед выбором, стоит ли начинать или продолжать заниматься Саентологией, примите во внимание следующий довод. Речь идет о Первой поправке к Конституции США. Коль скоро она представляет собой государственный документ, который то и дело цитируют все кому не лень, когда вопрос касается свободы личности, то нам следует поближе познакомиться с ней и теми принципиальными положениями, которые она постулирует.

В частности, поправка гласит:

«Конгресс не должен издавать никакого закона, имеющего отношение к установлению религии или запрещению свободного вероисповедания, либо ограничивающего свободу слова или печати, либо право народа на мирное собрание и обращение к правительству с петициями о рассмотрении и удовлетворении жалоб».

Томас Джефферсон, страстный борец за свободу, подчеркнул важность этой конституционной гарантии, сказав: «Важнейшие из наших прав зависят от свободы мысли и свободы её выражения; ограничивая хотя бы одну из этих свобод, мы нарушаем обе».

В последние годы Саентология пытается создать себе имидж сторонника Первой поправки, а также тех гражданских прав, которые она нам гарантирует. Однако, заявляя о своей якобы попранной свободе обманывать, принуждать силой и вступать в преступный сговор, саентологи, на самом деле, относятся к свободе весьма враждебно. Чтобы не оставлять это утверждение голословным, рассмотрим, как они обращаются со свободой воли и вероисповедания.

Согласно политике Хаббарда, для саентолога с хорошей репутацией поддержание отношений с любым человеком, объявленным «подавляющей личностью», является тяжким преступлением и «подавляющим действием». Это, безусловно, означает аннулирование права саентолога на свободу слова… по крайней мере, оно ограничено в том отношении, что человеку запрещено пользоваться этим правом для общения с подавляющими личностями. Находчивые саентологи, возможно, скажут, что они принимают это ограничение осознанно и по собственному желанию, тем самым, в полной мере сохраняя за собой право на свободу слова. Но завет Джефферсона гласит: «Ограничивая свободу слова, мы нарушаем её». И на деле саентолог, который хочет воспользоваться своим правом на полную свободу слова, рискует навлечь на себя неприятности, неотвратимо следующие за нарушением упомянутого ИП ОХС. Ему придется самому стать «подавляющей личностью», чтобы продолжать общение с другими объявленными.

Суть, в общем, вот в чем: не зависимо от тех аргументов, которые могут быть приведены в пользу подобной политики, необходимо признать, что Саентология пропагандирует это значительное ограничение свободы слова среди своих последователей. И хотя в поисках оправданий для себя они обращаются к историческим и религиозным прецедентам жестких кодексов поведения и т. п., факт остается фактом. Когда дело касается общения с людьми, которых объявили «подавляющими личностями», или обсуждения допущенных группой ошибок, саентологи попросту не имеют права ни на первое, ни на второе.

Для того, чтобы осознать всю силу настойчивости, с которой Саентология пытается навязать ограничение свободы слова, достаточно лишь ясно представить себе последствия объявления подавляющей личностью и отлучения от церкви для отдельного человека. Если Вас объявили подавляющей личностью, Вы оказываетесь отрезаны от всех, с кем Вы до сих пор жили, работали, играли, были сердечно близки.

Именно это случается (или должно случиться) с саентологом, объявленным подавляющей личностью. Изоляция. Задумайтесь об этом на минуту. Взгляните на это сквозь призму своей собственной жизни.

Чтобы разнообразить дискуссию, представим, что Вы живете в обществе, которое целиком и полностью приняло догмы Саентологии. Ведь, в конечном счете, появление таких обществ – лишь вопрос времени, не так ли?

Представьте себя в мире, которым правит Саентология. Допустим, что Саентология достигла своей цели – мирового господства. План Зон успешно выполнен. Планета «отклирована». И пока Морская организация готовится к достижению Цели номер два (распространение Саентологии на другие миры), Землей управляют в соответствии с политикой Хаббарда.

Однажды утром Вы просыпаетесь, вспоминая, что Вы американец, потомок Томаса Джефферсона, и решаете проверить, а не ограничены ли важнейшие из Ваших прав и свобод. Возможно, Вам в какой-то момент надоедает осознание того, что Вы сами себе не принадлежите; надоедает контроль над Вашим телом и телами всех, кого Вы знаете, над мебелью и проезжающими мимо машинами и т. д. Быть может, Вы решаете изменить свое представление о каких-то вещах или просто Вы с утра не в духе… не по какой-то причине, а просто не в духе. И Вы решаете высказаться.

Вы подходите к окну, высовываете голову наружу и, помня, какой потрясающий эффект подобная выходка имеет в кинофильмах, начинаете горланить что есть мочи: «Я чертовски зол и не собираюсь этого больше терпеть!» Что же дальше?

В полдень Вы уже читаете отчеты, написанные Вашими соседями и прикрепленные к Вашему этическому файлу. Разумеется, они вложили копии отчетов и в свои, как доказательство лояльности к политике Хаббарда.

В 12:15 Вас уже допрашивают на Комитете по расследованиям. (Помните: это мир Саентологии, так что от всех и каждого требуется предельная пунктуальность и оперативность.) Секретарь комитета зачитывает обвинение. Вызывают и заслушивают свидетелей. Комитет рассматривает улики и обращается к Вам с несколькими вопросами.

Стремясь к торжеству правды, Вы честно рассказываете Комитету, что Вам просто надоели боди-тэтаны и кластеры и Вы просто хотели воспользоваться правом, гарантированным Первой поправкой, чтобы поделиться своими мыслями с соседями и друзьями.

Пока вы говорите в течение нескольких минут, члены Комитета кивают в знак согласия. К 12:30 уже опубликованы выводы и рекомендации, а также этический приказ номер 12,375,894,995,863…, объявляющий Вас психотической личностью, подавляющей личностью и пр., а всем саентологам (которые, как вы помните, составляют население Тиджиэка, или Земли, как ее коротко называли в конце XX века) предписывается разорвать с Вами отношения.

12:45. Вы голодны. В таких ситуациях Вам всегда хочется есть. Итак, под лучами палящего солнца Вы направляетесь к ближайшему Мак-Дональдсу, где надеетесь развеять свои печали Биг-Маком (или может Биг-Роном?), картошкой фри и шоколадным шейком.

Однако, к Вашему огорчению, этический приказ с помощью электронной почты уже разослан по всему миру. Он появился на столе заказов как раз перед Вашим приходом. И девушка, которая там работает, не будет с Вами разговаривать и не примет у Вас заказ. Ее начальник тоже не станет с Вами говорить. Там, вообще, никто не станет говорить с Вами. И Вы решаете отправиться в закусочную KFC.

Но и там Вас игнорируют. Продавец в супермаркете отвечает на Ваше обращение, но только чтобы сообщить, что не станет с Вами разговаривать. Покупатели кажутся раздраженными и сторонятся Вас. Тогда Вы отправляетесь домой. Улицы сразу затихают, когда Вы бредете по ним. Добравшись, Вы обнаруживаете, что хозяин квартиры выбросил на улицу все Ваши вещи, включая попугая. И даже он не говорит с Вами.

Голос Вашей матери по телефону кажется холодным и чужим. Она неохотно сообщает, что не может разговаривать с Вами. Ваша жена оставила Вас, забрав детей. Ну, или Ваш муж. На следующее утро Ваш начальник приказывает ответственному за этические нормы компании довести до Вашего сведения, что, поскольку никто в офисе не станет с Вами разговаривать, Вы не сможете выполнять свою работу… в общем, Вы уволены.

Ваш врач отказывается с Вами говорить. Окружной прокурор тоже отмалчивается. Вы уже чувствуете себя совсем не хорошо. Но разговаривать с Вами согласен только Международный секретарь по делам правосудия. А скажет он лишь то, что Вам следует выполнить шаги от А до Е, согласно ИП ОХС и ля-ля тополя…

Ладно. Достаточно. Спросите себя: имеет ли какое-то значение тот факт, что всеми этими мытарствами Вы обязаны «церкви», а не какому-либо органу государственной власти? Есть ли вообще какая-то разница?

Как же нам увязать то, что саентологи на словах поддерживают Первую поправку, а не деле регулярно практикуют ограничение права на свободу слова своих последователей и их изоляцию?

Например, нас объявили подавляющими личностями. В один прекрасный день все, кого мы знали много-много лет, отказались с нами говорить. Они все разом просто воспользовались своими личными правами? Или эти действия были продиктованы боязнью… боязнью того, что их так же будут бойкотировать и лишат этой важнейшей свободы?

Мир, в котором мы проснулись сегодня утром, ещё не находится во власти «религии» Хаббарда. Но люди в нем не понимают истинных намерений Саентологии в отношении свободы. Бывшие последователи меньше всего хотели бы увидеть будущее в такой перспективе, ведь они на собственном опыте знают, какова подлинная сущность церкви. Они знают, что те, кого объявили «подавляющими личностями» становятся объектами «честной игры» (это значит, что другие саентологи получают право обманывать, предавать их, всячески отравлять им жизнь, нападать на них и даже убивать).

Бывшие члены культа, в частности, те, кого объявили подавляющими личностями, знают, чего добиваются такими способами – изоляции группы от тех, кто способен рассказать о темной стороне Саентологии. Кто-нибудь ещё помнит этот принцип: «Я могу не одобрять того, что Вы говорите, но буду до последнего вздоха защищать Ваше право выражать своё мнение»?

Итак, вот что мы имеем на сегодняшний день: Преподобный Хебер Йентч, Президент международной церкви Саентологии, провозглашает себя и свою церковь ярыми сторонниками свобод, гарантированных Первой поправкой, в то время как этик-офицеры, одиторы, директора процессинга, технические секретари и простые трудяги-саентологи повсеместно заняты ущемлением этих самых прав.

По их словам, так задумано для «сохранения безопасного пространства», необходимого для распространения технологии. Но что же делает Саентология, когда занимает новую территорию? Да то же самое.

Вступит ли Земля или нет в «пост-отклированную» эру вроде той, что описана выше? Мы не собираемся сидеть, сложа руки, и дожидаться. Если это случится, будьте уверены, что Вас больше не защитит Первая поправка или какие-либо другие статьи конституции, потому что их место займут «Суть и Главная обязанность ОХС». А затем саентологи обратят в свою «религию» несчетное число других миров, лежащих за звездами, откуда они когда-то пришли, и которые один за другим падут к сапогам членов Морской организации.

Они – демоны свободы, эти юноши и девушки, которые угрожают нам своим «служением на благо человечества», пока мы крепко спим. Постарайтесь не допустить роковой ошибки. Если Вы житель планеты Земля, Вы уже отмечены на плане сражения Саентологии. Если же Вы все еще «вог» (т.е. не саентолог) и даже никогда не слышали о Роне Хаббарде, то определение Вашего статуса лишь вопрос времени. Если все пойдет так, как запланировано «церковью», рано или поздно Вы об этом узнаете.

И если однажды, проснувшись, Вы обнаружите, что никто не будет с Вами разговаривать, по крайней мере, Вы поймете, в чем дело – Вы просто не так поняли тех «защитников свободы». Верно?

Кен Роуз

Опубликовано в Интернете 5 сентября 1994 года.

Перевод с английского Алексея Кондрашова, Июнь 2007.