Заявление Н.В.Козяевой по поводу преследований
со стороны секты «Церковь Саентологии»

Энциклопедия "Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера"

Заявление Н.В.Козяевой Прокурору города Москвы М.А.Авдюкову по поводу преследований со стороны секты «Церковь Саентологии», ноябрь 2001 г.

Мне известно, что в отношении деструктивной религиозной организации “Церковь Саентологии”, а также “Гуманитарного центра Хаббарда” некоторое время назад было возбуждено уголовное дело, которое впоследствии было прекращено. С данным решением о прекращении уголовного дела я и моя семья категорически не согласны.

В настоящее время эти организации значительно активизировали свою разрушительную деятельность в Москве. Они уже не стесняются публиковать в средствах массовой информации рекламные объявления (в газете “Московский комсомолец”), чтобы еще шире распространить свои идеи и привлечь новых членов в свои организации.

Вмешательство сектантов в жизнь наших сограждан становится все более заметным. Известны факты внедрения саетологов в область медицины, в частности, наркологию. В настоящее время их деятельность стала распространяться и на психиатрию. Саентологи навязывают свои методы лечения, которые противостоят официальной психиатрии. Хаббардисты вовлекают в свои организации людей, страдающими тяжелыми психическими заболеваниями, тем самым оставляя их без квалифицированной медицинской помощи, подвергая их здоровье дополнительной угрозе, используют в своих целях внушаемость и некритичность этих больных. А присутствие людей с психическими расстройствами в составе “Церкви Саентологии” и “Гуманитарного центра Хаббарда” делает деятельность секты непредсказуемой и особо опасной для государства.

В качестве примера хочу привести историю преследования нашей семьи деструктивной религиозной сектой “Церковь Саентологии” в лице ее дочерних структур - так называемых “Гражданской комиссии по правам человека” и “Благотворительного правозащитного комитета “За гражданские права”, которые никакими правозащитными организациями на самом деле не являются, а служат просто прикрытием для противоправной деятельности секты саентологов.

Моя мама, **************, на протяжении длительного периода времени - около двадцати лет - страдает тяжелым психическим заболеванием. Болезнь неуклонно прогрессировала, и в последнее время приобрела особенно тяжелую форму течения (с суицидальными намерениями). В августе 2001 года мама была госпитализирована в 13-ю Городскую психиатрическую больницу города Москвы для прохождения курса лечения с подбором терапии. Люблинский районный суд определил необходимость в принудительном лечении. Я сама, мой муж (****************) и мой отец (******************) имеем высшее медицинское образование (врачи различных специальностей). Врачом была и моя мама. Поэтому мы вполне отдавали себе отчет в серьезности состояния мамы.

Однако знакомая моей мамы, Дронова О.А., не имеющая медицинского образования, зато увлекающаяся оккультными религиями, воспользовалась уязвимостью положения мамы, ее невозможностью адекватно оценивать происходящее, обратилась в деструктивную религиозную секту саентологов, называющих себя “специалистам по душевному здоровью”, и способствовала тому, чтобы саентологи взяли маму под свой контроль.

С этого времени начались постоянные и длительные преследования нашей семьи сектой саентологов. Прежде всего, мы подверглись самой настоящей психологической атаке на нашу семью. Постоянно стали раздаваться звонки по телефону (звонили саентологи и Дронова О.А.) с угрозами “наказать нас” за то, что мы приняли решение о госпитализации мамы в психиатрический стационар. Одновременно с этим, сектанты-саентологи стали регулярно появляться в больнице, подвергая психологическому давлению персонал больницы, требуя от администрации немедленной выписки моей мамы, оказывали давление на лечащего врача. Саентологи постоянно посещали мою маму, в том числе в не приемное время, что учитывая ее состояние, можно квалифицировать как преследования ее. В процессе общения с больной саентологи постоянно настраивали ее против лечения, агрессивно навязывая ей свои сектантские убеждения о том, что якобы лекарственные препараты, которые мама получает в отделении, являются “наркотиками”, саентологи лгали ей, что принимаемые ею препараты разрушают структуры мозга и сделают маму “роботом”.

Моя мама также подверглась психическому насилию со стороны саентологов в отношении ее чувств к нашей семье. Саентологи постоянно и планомерно настраивали мою маму против нашей семьи, внушая ей, что якобы родственники оставят ее в больнице навсегда, что родственники хотят лишить ее квартиры и всего имущества, что родственники уже выбросили все ее личные вещи из квартиры на помойку. Таким образом саентологи, совершая насилие над сознанием нашей мамы и подвергая нашу семьи самой разнузданной клевете, пытались вырвать нашу маму из семьи и затащить в свою секту.

Следующим шагом явилось обращение в сентябре 2001 года саентологов в Московский городской суд с иском к администрации стационара о незаконности принудительного удерживания больной в стационаре. Во время суда члены “Благотворительного правозащитного комитета “За гражданские права”” (тел. 478-95-15, руководитель – Бабушкин А.В.) в лице Березняк Аллы Аркадьевны и других “правозащитников” (фамилии имена и отчества мне не известны) на суде повторяли те лживые и клеветнические высказывания, в которых они неоднократно убеждали мою маму. Представители руководства саентологической организации старались во время суда “оставаться в тени”. Находясь во время заседания в зале суда, сами не выступали, но старались контролировать ситуацию, в перерывах нападали на меня и на врачей стационара с обвинениями, насмешками и угрозами. Московский городской суд вернул дело о необходимости принудительного лечения в Люблинский районный суд на повторное рассмотрение.

К этому времени моя мама получала лечение уже месяц, была достигнута частичная ремиссия, мама стала более адекватно оценивать свое состояние, стала видеть пользу в лечении, и добровольно письменно соглашалась продолжать лечение еще некоторое время. Однако саентологи с “правозащитниками” не оставляли мою маму, лечащих врачей и администрацию в покое, продолжая подвергать их преследованиям и нарушая их права. После посещений моей мамы саентологами и ее психологической обработки ими с использованием методов психологического насилия состояние моей мамы резко ухудшалось, портилось настроение, появлялась агрессия, повышалось артериальное давление, и, как отмечали врачи, эффект от лечения фактически сводился к нулю.

Подвергнув преследованиям и морально измучив администрацию стационара постоянными звонками, угрозами и требованиями, саентологи добились преждевременной выписки мамы из стационара, поставив тем самым ее здоровье опасности значительного ухудшения. В результате этого не удалось достигнуть полной ремиссии заболевания, моя мама в недолеченном состоянии оказалась дома, не имея возможности получать необходимое лечение.

И по настоящее время саентологи не оставляют маму в покое: регулярно звонят ей, приезжают к ней домой, продолжая настраивать против родственников. Хаббардисты постоянно внушат моей маме, что якобы ее семья, а особенно я, дочь, являемся ее “злейшими врагами”, а члены этой организации - ее “спасители”, только они искренне ей сочувствуют, любят ее и будут всячески помогать и поддерживать ее. Это известный сектантский метод, целью которого является вовлечение человека в секту.

Более того, одна из активисток саентологического движения, Белокобыльская Любовь Григорьевна (рабочий телефон 961-34-16 – “Гуманитарный центр Хаббарда”), начала откровенную травлю меня, стала регулярно появляться у меня на работе, пишет руководству компании, в которой я работаю, жалобы с разглашениями сведений о наличии психического заболевания у моей мамы, составляющих нашу семейную тайну, а также лживыми и клеветническими утверждениями и измышлениями в мой адрес, требует “принять ко мне меры” и уволить меня с работы, тем самым грубо вмешиваясь в мою личную жизнь. Во время телефонного разговора с Белокобыльской Л.Г. со мною она заявила мне, что, являясь “специалистом в области душевного здоровья” (не имея при этом медицинского образования), знает, что моя мама получала неправильное лечение, и за попытку лечения моей мамы я буду наказана, в том числе будут приложены все усилия для моего увольнения с работы.

Таким образом, секта саентологов настойчиво стремится лишить мою маму квалифицированной медицинской помощи, подвергая серьезной опасности ее здоровье и жизнь, нагло вмешивается в личную жизнь членов нашей семьи, подвергает нашу семью клевете, а также физическим и моральным преследованиям и травле, нарушает наши права. Мы подвергаемся угрозам нанесения нам физического, материального и морального ущерба.

Предпринимаемые саентологической сектой попытки разрушить нашу, по нашему глубокому убеждению, связаны с планами саентологов в дальнейшем, пользуясь состоянием нашей мамы, мошенническими путями завладеть ее денежными средствами и недвижимым имуществом – долей в собственности на квартиру. В настоящее время мама не отрицает факт передачи членам этой организации некоторых денежных сумм.

Во время телефонного разговора Белокобыльская Л.Г. также утверждает, что саентологи, и она лично, последние три года занимаются аналогичной деятельностью в психиатрических стационарах, “спасая” больных от лечения и “делая их счастливыми”. Телефонный разговор еще раз подтвердил факт активного вмешательства саентологов в область психиатрии, и доказал, что случай с нашей семьей не единичный.

В связи с выше сказанным я и моя семья считаем недопустимым дальнейшее функционирование тоталитарной секты “Церковь Саентологии”, “Гуманитарного центра Хаббарда”, а также их дочерних структур – так называемых “Гражданской комиссии по правам человека” и “Благотворительного правозащитного комитета “За гражданские права”, так как они представляют серьезную опасность как для отдельных граждан, так и для государства в целом. Прошу Вас незамедлительно вновь возбудить уголовное дело в отношении этих организаций с целью запрещения их деятельности на территории России.

Кроме того, прошу Вас защитить наши права, избавить меня, мою маму и всех остальных членов нашей семьи от травли, преследований и угроз со стороны саентологической секты.

Угрозы Л.Г.Белокобыльской в мой адрес со словами о том, что я буду ими “наказана”, я воспринимаю, исходя из общей ситуации травли меня и моей семьи саентологами, как прямые угрозы физической расправы надо мной. Поэтому прошу Вас незамедлительно возбудить уголовное дело в отношении Л.Г.Белокобыльской по статье 119 УК РФ “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью”, в связи с тем, что я имею основания опасаться этой осуществления Л.Г.Белокобыльской этой угрозы.

Кроме того, прошу Вас возбудить в отношении Л.Г.Белокобыльской, Березняк А.А. и тех других членов “Благотворительного правозащитного комитета “За гражданские права”, которые подвергали нашу семьи клевете и преследованиям, уголовное дело по статье 129 УК РФ “Клевета” в связи с тем, что эти люди публично (по месту моей работы, в больнице, где проходила курс лечения моя мама, и иных местах) распространяли заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство и подрывающих его репутацию мою и иных членов моей семьи.

Прошу также возбудить в отношении указанных лиц, а также Дроновой О.А., уголовное дело по статье 137 УК РФ “Нарушение неприкосновенности частной жизни” в связи с тем, что ни я, ни кто бы то ни было иной из членов моей семьи никому из членов саентологической секты не открывали сведений о заболевании моей мамы, которые составляют нашу семейную тайну, ни я, равно как и никто иной из нашей семьи не давали никому, включая сектантов-саентологов из указанных дочерних структур секты, своего согласия на публичное оглашение (по месту моей работы, в больнице и др.) сведений о заболевании моей мамы, об отношениях внутри нашей семьи и иных сведений, составляющих нашу семейную тайну. При этом, по моему глубокому убеждению, такие сбор и разглашение информации, составляющей нашу семейную тайну, саентологи осуществляли из личной, в том числе корыстной заинтересованности, которая заключалась в желании вовлечь в секту мою маму, в преследовании цели обретения возможности отчитаться перед вышестоящим руководством секты за проделанную работу, в планах, как мы убеждены, в дальнейшем мошенническими путями завладеть ее недвижимым имуществом - долей в собственности на квартиру, а также денежными средствами. Я утверждаю, что в результате указанных действий членов саентологической секты был причинен большой вред моим и других членов нашей семьи правам и нашим законным интересам. Таким образом, действия Л.Г.Белокобыльской и других членов секты саентологов, которые осуществляли травлю нашей семьи, образуют состав преступления, предусмотренного статьей 137 УК РФ.

В связи с повышенной социальной опасностью и агрессивностью саентологической секты прошу Вас обеспечить физическую защиту нашей семьи.

Ответ прошу дать в установленный законом срок.

Приложения: 1) аудиокассета с копией аудиозаписи телефонного разговора между членом саентологической организации Л.Г.Белокобыльской и мною (телефонный номер, по которому состоялся разговор, - 961-34-16 (центр Хаббарда)); 2) письменная расшифровка телефонного разговора на 11 страницах. Телефонный разговор состоялся 13 октября 2001 года.

Козяева Н.В.

Источник: http://www.iriney.ru/links/sites/rahmanov/www.entheta.ru/