Астрология

Психолог К. Г. Юнг и астрология

 

Карл Густав ЮнгСовременная астрология включает ряд идей, озвученных психологом Карлом Густавом Юнгом (1875 - 1961). Радьяр и другие известные астрологи часто ссылаются на него, как на лицо, пользующееся в их среде авторитетом. В связи с этим хочется рассмотреть некоторые аспекты его творчества и биографии подробнее.

Сам Юнг, так отзывался о своем творчестве:

Карл Густав Юнг "Все мои работы были своего рода поручениями, они были написаны по велению судьбы, по велению свыше. Мною овладевал некий дух, и он говорил за меня". (К. Г. Юнг. О происхождении моих сочинений)

Вообще Юнг часто наблюдал различные видения, называемые им "фантазиями", видел необычные сны, слышал голоса и на их основе писал книги. Вот, как он описывает один из своих снов:

"Вскоре после этого мое бессознательное породило другой образ... Я назвал его Филемоном... Образ этот впервые явился мне во сне.
Вдруг откуда-то справа ко мне подлетело крылатое существо. Это был старик с рогами быка. В руках он держал связку ключей, один он сжимал так, будто намеревался открыть замок. Крылья его окрасом напоминали крылья зимородка..." (К. Г. Юнг. Встреча с бессознательным)

Далее Филемон стал являться Юнгу прямо наяву.

"Временами он был совершенно реален, я прогуливался с ним по саду, и он был чем-то вроде того, что в Индии называют гуру...
Благодаря беседам с Филемоном для меня стало очевидным различие между мной и объектом моей мысли". (Там же)

Затем у Юнга появился другой наставник.

"Я назвал его Ка. В древнем Египте "король Ка" был существом, принадлежащим стихии земли, ее духом. В моей фантазии дух Ка явился из земли - из глубокой расщелины... В выражении лица Ка было что-то демоническое, я бы сказал: мефистофельское". (Там же)

Таковы были учителя Юнга. Он также слышал внутри себя голоса, объясняющие ему то или иное явление.

"Меня крайне занимало то, что какая-то женщина существует внутри меня и вмешивается в мои мысли... Я испытывал страх перед нею, будто от присутствия чего-то невидимого". (Там же)

"Во мне сидел некий демон, с самого начала внушавший, что я должен добраться до смысла своих фантазий". (Там же)

"Волнение мое росло, наконец, наступил ужасный момент, когда голос произнес: "Если ты не поймешь сна, тебе придется застрелиться!" В ящике моего ночного столика лежал заряженный револьвер, и мне стало страшно". (Там же)

Вот описание Юнгом своего жизненного периода, когда он стал, как в детстве, играть в песок и строить маленькие домики.

"После длительного внутреннего сопротивления я в конце концов начал играть; я испытывал при этом болезненное и унизительное чувство неизбежности, но у меня действительно не было другого выбора.
Я начал собирать подходящие камни, частью я находил их на берегу озера, частью - в воде. Я стал строить: я выстроил несколько домиков и замок - маленькую деревню. Мне недоставало лишь церкви, и я сложил квадратное здание с куполом и колокольней. Мне оставалось построить алтарь. Но я никак не мог решиться.
Это мучило меня, как некая задача, которую нужно было решить, когда однажды я, как обычно, шел вдоль озера и подбирал камни в прибрежном песке. Вдруг я заметил красный камень в форме пирамидки, высотою около 4 см. Он был отшлифован волнами, такая его форма была задана самою природой. Я сказал себе: "Вот и алтарь!" Я поместил его в центре под куполом, и когда я делал это, мне вспомнился подземный фаллос из моего детского сна. Такая ассоциация меня удовлетворяла". (Там же)

Еще несколько подобных ассоциаций:

"Горящая свеча, как фаллический символ, трижды погружается в крестную купель, чтобы оплодотворить воду, предназначенную для крещения". (К. Г. Юнг. Структура души)

"Бегемот и левиафан, оба носители самой грубой природной мощи, а бегемот представляет собою настоящий фаллический атрибут творящего божества". (К. Г. Юнг. Гимн Творцу)

Нужно заметить, что выводы, делаемые Юнгом из текстов Священного Писания, представляют собой смесь нелепости и кощунства. Читая Библию и святых Отцов, он видел все в каком-то ужасающе искаженном виде. Покажем далее одно из характерных для Юнга видений.

"Я сидел за письменным столом, погруженный в привычные уже сомнения, когда вдруг все оборвалось, будто земля в буквальном смысле разверзлась у меня под ногами, и я погрузился в темные глубины ее. Я не мог избавиться от панического страха. Но внезапно и на не очень большой глубине я почувствовал у себя под ногами какую-то вязкую массу. Мне сразу стало легче, хотя я и находился в кромешной тьме. Через некоторое время мои глаза привыкли к ней, я себя чувствовал как бы в сумерках. Передо мной был выход в темную пещеру и там стоял карлик, сухой и темный как мумия. Я протиснулся мимо него в узкий вход и побрел по колено в ледяной воде к другому концу пещеры, где на каменной стене я видел светящийся красный кристалл. Я приподнял камень и обнаружил под ним щель. Сперва я ничего не мог различить, но потом я увидел воду, а в ней - труп молодого белокурого человека с окровавленной головой. Он проплыл мимо меня, за ним следовал гигантский черный скарабей. Затем я увидел, как из воды поднимается ослепительно красное солнце. Свет бил в глаза, и я хотел положить камень обратно в отверстие, но не успел - поток прорвался наружу. Это была кровь! Струя ее была густой и упругой, и мне стало тошно. Этот поток крови казался нескончаемым. Наконец, все прекратилось". (Там же)

Такое внутреннее состояние Юнга не могло не вызывать соответствующих последствий и во внешней среде.

"Казалось, что атмосфера вокруг меня сгущается, ее заполняли какие-то удивительные призрачные существа. Так оно и было: мой дом стали посещать привидения. Моя старшая дочь однажды ночью увидела белую фигуру, пересекавшую комнату. Другая моя дочь, в свою очередь, жаловалась, что дважды за ночь у нее пропадало одеяло, а моему девятилетнему сыну приснился страшный сон... Я знал, что что-то должно произойти. Весь дом был полон призраков, они бродили толпами. Их было так много, что стало душно, я едва мог дышать. Я без конца спрашивал себя: "Ради бога, что же это такое?" Они отвечали мне: "Мы возвратились из Иерусалима, где не нашли того, что искали". Эти слова и стали началом "Septem Sermones..." (Там же)

Не надо быть специалистом, чтобы понять, что, с точки зрения медицины, психическое здоровье Юнга нельзя назвать нормальным. Получается интересный парадокс: один из столпов психоанализа и основатель аналитической психологии не был вполне здоровым по критериям самой психиатрии. Причем он не дистанцировался от своей болезни, а использовал галлюцинации, как источник вдохновения. Но психологов и психиатров это не смущает. Если задать им этот вопрос, они ответят примерно так: возможно, Юнг был болен, но это не умаляет его научных трудов.

Состояние Юнга станет более понятным, если вспомнить, что с детства его окружала оккультная атмосфера. Цитата из Википедии: "многие направления оккультизма сегодня развиваются в русле основных идей Юнга, которые адаптируются к научным представлениям современности. Юнг ввел в культурный обиход огромный пласт архаической мысли — магического и гностического наследия, алхимических текстов средневековья и др. Он «возвел оккультизм на интеллектуальный пьедестал», придав ему статус престижного знания. Это, безусловно, не является случайностью, поскольку Юнг был мистиком, и, по мнению исследователей, именно в этом следует искать подлинные истоки его учения. Карл Юнг с детства находился в обстановке «соприкосновения с другими мирами». Его окружала соответствующая атмосфера дома Прейсверков — родителей его матери Эмилии, где практиковалось общение с духами умерших. Мать Юнга Эмилия, дед Самуил, бабка Аугуста, кузина Хелен Прейсверк практиковали спиритизм и считались «ясновидящими» и «духовидцами». Спиритические сеансы устраивал и сам Юнг. Даже его дочь Агата впоследстви стала медиумом".

Из всего сказанного можно заключить, что потусторонний мир, с которым Юнг периодически вступал в контакт, не был ангельским. У святых тоже были видения, и они тоже слышали голоса, но видения и голоса от Бога не угрожают самоубийством и не предстают в виде наставников, в лице которых присутствует "что-то демоническое". Кроме этого, посмотрим на плоды, которые принесло Юнгу такое руководство:

"Добро и зло утрачивают свой абсолютный характер, и мы вынуждены признать, что и то, и другое, суть суждения". (К. Г. Юнг. Поздние мысли: миф, тайна, душа)

"Может это прозвучит резко, но мы должны иметь возможность позволить себе в некоторых обстоятельствах уклониться от того, что известно как добро, и делать то, что считают злом, если таков наш этический выбор". (Там же)

Это уже не просто "фантазии", касающиеся одного Юнга, а перестройка нравственного учения для создания "новой морали". Аналогичный взгляд на поведение человека имеет сатанизм. Юнг также считал, что для возрождения христианства необходимо пересмотреть догмат о Святой Троице и включить туда сатану, называя такое соединение четверицей.

Учение Юнга о легализации зла разделяет ряд астрологов.